A-Neo на «Книге фанфиков»

Дополнительный ресурс для хранения фиков; склад идей, набросков и наработок для очередного текста; впечатления от прочитанного/просмотренного.
URL
19:24 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Полистала книгу "Людовик XI: ремесло короля", выцепив пару деталей о Тристане времён противостояния Людовика и Лиги общественного блага, порыла бельгийский генеалогический сайт (я как-то всё во французских источниках инфу искала, а стоило смотреть бельгийские), нашла фото документа с его подписью. Особо порадовало то, что внук Тристана женился на девушке по фамилии де Шатопер. Нарочно же не придумаешь.
Если такими темпами пойдёт и дальше, то я смогу написать монографию о жизни Тристана л'Эрмита. Кстати, полное его имя Тристан Элиас Луи л'Эрмит, сеньор де Мулин-сюр-Шарент и дю Буше. Во как.

@темы: Тристан Отшельник

23:16 

Зачем нам кузнец? Нам кузнец не нужен!

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Мельком касалась этого момента в теме о нотроляпах, пожалуй, остановлюсь на нём подробнее. Собственно, это ошибка даже и не Гюго, а переводчиков. Речь вот об этом - Людовик Одиннадцатый приказывает Тристану Отшельнику устроить экстерминатус перебить взбунтовавшихся бродяг (я выделю фразу, которая нас интересует):

- Ici, Tristan ! - Il y a près de nous dans cette Bastille les cinquante lances du vicomte de Gif, ce qui fait trois cents chevaux, vous les prendrez. Il y a aussi la compagnie des archers de notre ordonnance de M. de Châteaupers, vous la prendrez. Vous êtes prévôt des maréchaux, vous avez les gens de votre prévôté, vous les prendrez. &Аgrave; l'Hôtel Saint-Pol, vous trouverez quarante archers de la nouvelle garde de monsieur le Dauphin, vous les prendrez ; et avec tout cela, vous allez courir à Notre-Dame. - Ah ! messieurs les manants de Paris, vous vous jetez ainsi tout au travers de la couronne de France, de la sainteté de Notre-Dame et de la paix de cette république ! - Extermine, Tristan ! extermine ! et que pas un n'en réchappe que pour Montfaucon.

Перевод Коган:

- Сюда, Тристан! Здесь, в Бастилии, у нас пятьдесят рыцарей виконта Жифа, что вместе с их оруженосцами составляет триста конников, - возьмите их. Здесь находится также рота стрелков королевской охраны под командой господина де Шатопера - возьмите и их. Вы - старшина цеха кузнецов, в вашем распоряжении все люди вашего цеха - возьмите их. Во дворце Сен-Поль вы найдете сорок стрелков из новой гвардии дофина - возьмите их, и со всеми этими силами скорей к собору! А-а, парижская голь, ты, значит, идешь против короны Франции, против святыни Собора Богоматери, ты посягаешь на мир нашего государства! Истребляй их, Тристан! Уничтожай их! А кто останется жив, того на Монфокон.

Перевод Локса:

– Поди сюда, Тристан… Здесь, в Бастилии, у нас под рукой триста всадников виконта де Жифа – возьми их. Здесь также рота стрелков нашего конвоя под начальством Шатопера – возьми и их. Ты начальник кузнецов, у тебя есть члены твоего цеха – захвати и их. В отеле Сен-Поль застанешь сорок стрелков новой гвардии дофина – возьми их и со всеми этими силами скорей к собору. Ах, парижские бродяги, вы смеете посягать на французскую корону, на святость Богоматери, на мир нашего государства! Тристан, уничтожай их! А кто останется жив, того на Монфокон!

Тот самый упоротый перевод неустановленного авторства:

- Слушай, Тристан! Здесь, в Бастилии, расположены триста всадников виконта Жифского: ты возьмешь их с собою. Затем тут же стоит стрелковая рота капитана де-Шатопера, – ты и ее возьмешь. Затем ты, старшина цеха кузнецов, – собери своих кузнецов. Во дворце Сен-Поль ты найдешь сорок стрелков из стражи дофина возьми и их, и со всеми этими силами отправляйся живо к Собору Богоматери. А, господа обыватели, так-то вы осмеливаетесь посягать на права французской короны, на святыню собора и на общественное спокойствие! Истребляй их, Тристан, истребляй, и щади только тех, которых ты сочтешь достойными виселицы!

Вот эти самые кузнецы, кочующие из перевода в перевод. Я так и представила, как Тристан бегает по улицам, стучится в дома и будит ремесленников: вставайте, там Нотр-Дам грабят! Или, если снизить градус идиотизма, у короля имелся отряд целиком из кузнецов. А что, кузнецы - это сила. "Начальник кузнецов" Локса просто нечто, конечно. Я вообще слабо представляю, как Тристан руководил бы цехом ремесленников. И всё бы хорошо, кабы не одно но. Дело в том, что этот самый maréchal не только и не столько кузнец, но маршал. Соответственно, prévôt des maréchaux значит прево маршалов - была такая должность, и Тристан её занимал, кстати. Так что кузнецы тут никаким боком. Король сказал: "Вы прево маршалов, у вас есть люди в вашем превотстве, возьмите их". Косяк возник, надо полагать, из-за нескольких значений слова maréchal и переводчик подумал: "При чём тут маршалы?", хотя я бы на его месте подумала: "А при чём тут кузнецы?", или же незнания средневековых должностей.

Отдельно обратите внимание, как меняется количественный и качественный состав людей виконта Жифа.

@темы: ляпы, Тристан Отшельник, Нотр

22:32 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Щща я упаду) Нашла фильм, где Седрик Хардвик сыграл Тристана Отшельника. Срочно. Мне. Надо. Это. Видеть.
Ыыы. Там ещё и Людовика Уолтер Хэмпден играет, который Клод в "Горбуне" 1939.

11:06 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
"Ловушка для Катрин". Тристан посуровел. Это уже не гибрид Афрания с юным Фандориным, но и не привычный брутальный Тристан л'Эрмит.

Ее взгляд встретил другой, одновременно полный радости и удивления, взгляд человека в доспехах, который с каской в руке стоял в нескольких шагах от коннетабля, человека, чье имя она чуть было не выкрикнула.

«Тристан! Тристан д'Эрмит…»

Она не сразу его узнала. Он прибыл не с процессией, а немного позже, и она едва успела заметить высокую фигуру, медленно прогуливающуюся между рядами с видом наблюдателя.

Никогда до этого времени она не видела Тристана в полном вооружении. К тому же его светлые волосы, которые были достаточно длинными во время их последней встречи, теперь были подстрижены очень коротко, в форме небольшого круглого венчика, как того требовал рыцарский шлем.

Врезаясь в толпу, он направился к выходу со двора, делая знак Катрин следовать за собой.

Благодаря помощи лейтенанта Катрин пробилась к выходу, нашла Тристана в уголке, образованном одним из контрфорсов церкви, и не колеблясь бросилась к нему на шею.

– Вы именно тот, кого мне так надо было увидеть! Тристан! Мой дорогой Тристан! Какая радость вас видеть!

Он запечатлел на ее щеках два звучных поцелуя, потом, отодвинув от себя, подержал на расстоянии, чтобы лучше видеть.

– Это мне следовало так сказать! Хотя я и не должен был так удивиться. Я слишком давно вас знаю и мог предположить, что вы примчитесь из глубины вашей Оверни, как только узнаете новость. Не понимаю только, как это вам удалось так быстро добраться! Кто, черт возьми, мог вам сообщить!

Она посмотрела на него с беспокойством. Улыбка, осветившая тяжелые черты фламандца, немного оживляла его лицо, чья холодная невозмутимость уже вошла в пословицу, но не задевала глаз, которые были настолько бледно-голубого цвета, что казались ледяными. Они таили такую суровость, какую Катрин в них никогда еще не видела, по крайней мере в свой адрес.


Судя по тому, какими темпами Катрин отдаётся мужчинам, я не удивлюсь, если с Тристаном она тоже переспит по старой дружбе.

– Сеньор прево! – вскричал он. – Какая честь для меня видеть вас! Чем могу служить?

– Прево? – удивилась молодая женщина.

Впервые он ей улыбнулся, а его холодный взгляд чуть потеплел.

– Вы находите, что это звание уже несколько обесценено, не так ли? Успокойтесь, нас здесь только трое: мессир Филипп де Тернан, мэтр Мишель де Лаллье и я, прево маршалов, к вашим услугам!

– Вот почему военные приветствуют вас с такой почтительностью… и подобострастием?!

– Да, это так! Меня боятся, так как я без всякой жалости применяю закон и слежу за дисциплиной, без которой невозможна никакая армия, а коннетабль настаивает, чтобы его армия была образцом в своем роде.


– Клянусь святым Кентеном, святым Омером и всеми святыми Фландрии! Вы не меняетесь, Катрин! Ваше воображение всегда будет нестись вскачь впереди вашего милого носика с таким же жаром, с каким в прежние времена вы, с черными косами цыганки, бросились на приступ толстого Ла Тремуя и привели его к гибели. Вы несетесь вперед! Вперед! Но, клянусь Пасхой, я никогда не давал вам основания сомневаться в моей дружбе.

Порадовало "Клянусь Пасхой!", поскольку это любимая присказка Людовика Одиннадцатого в СПБ.

– Он не прав, – буркнул Тристан, – хотя я и понимаю его. Со своей стороны, я вас еще больше полюбил.
Хм...

Катрин резко повернулась. Она так побледнела, что Тристану показалось, будто он видит страшный призрак. Тристан бросился к ней, боясь, что она упадет на каменные плиты.

– Голову Арно! – кричала она. – Голову одного из Монсальви за то, что он покарал мясника-убийцу?

Она кричала и билась в руках человека, который пытался ее удержать.

Беранже сорвался с места. В ужасе он старался помочь Тристану успокоить молодую женщину, не зная толком, что следует делать в подобных случаях.

Мэтр Ренодо, привлеченный шумом, прибежал в смятении, вооруженный ложкой, с которой капал соус. Но он с первого взгляда разобрался в ситуации.

– Воды, мессир прево! – посоветовал он. – Ей нужно вылить большой кувшин свежей воды на голову! Нет лучшего средства!

Тогда Беранже схватил пустой кувшин, наполнил его из стоявшей в углу бочки и облил свою госпожу, мысленно умоляя ее простить эту непочтительность.

Крики и рыдания тут же прекратились. Остолбенев, Катрин смотрела на мужчин, открыла рот, чтобы что-то сказать, но, не в силах выговорить ни слова, закрыла глаза и опустилась на плечо Тристана, совершенно обессиленная.

Он тут же поднял ее на руки.

– Ее комната готова? – спросил он.

Ренодо заторопился:

– Конечно! Сюда… Я покажу вам дорогу…

Несколько минут спустя Катрин уже лежала на мягком стеганом одеяле в удобной кровати.


Ну же, ну...

– Это длинная фламандская жердь, которая служит сторожевым псом коннетаблю, – бросил сир де Ладинас с презрением, которое не понравилось Катрин.

– Мессир Эрмит – наш давний друг, – сухо отрезала она. – Ваше присутствие здесь тому доказательство. И я хочу вам посоветовать, мессир Альбан, отзываться с уважением о человеке, который совмещает функции командующего артиллерией и прево маршалов.


Он вроде приземистый был, или я что-то путаю? "Однако за время пути собачка могла подрасти".

Внезапно она упала на грудь Тристана, обвила руки вокруг его шеи и, приподнявшись на цыпочки, прижалась к нему.

– Такая любовь – рабство, друг Тристан, и даже хуже этого. Бывают моменты, когда я так хочу, ужасно хочу все это разбить, освободиться. Вы не хотите мне помочь?

Бесстрастный фламандец задрожал. Он был уверен, что найдет угнетенную, подавленную женщину, опустошенную и сломленную, но только не такую Катрин, полупьяную от вина и гнева, в безумном отчаянии перемешивающую свою злобу, гнев и жажду любви.


Бинго!!!

Взволнованный ароматом женственности и взбешенный от того, что его собственное тело волнуется больше, чем допускал разум, от прикосновения этого слишком нежного тела, он попытался отстраниться от нее, но она с новой силой обвила его плечи.

Страдая, он прошептал хриплым голосом:

– Катрин, вы бредите! Время уходит!

– Ну и пусть! Я не хочу ничего знать, я не хочу больше бороться… я не хочу командовать, вести войну. Я хочу быть женщиной… только женщиной… и я хочу, чтобы меня любили.

– Катрин, опомнитесь! Отпустите меня…

– Нет! Я знаю, что вы меня любите… уже давно, и я устала быть одна! Мне нужно, чтобы мной занимались, чтобы жили для меня, со мной. На что мне мужчина, который мечтает только о том, чтобы убивать или дать убить себя во имя славы!

– На что он вам? Пока что вы должны попытаться спасти его от худшего, сохранить отца детям и единственного господина для самой себя. Что же касается меня, Катрин, вы ошибаетесь, пытаясь меня искушать. Я вас люблю, это правда, но я сделан из того же теста, что и Монсальви, я такой же, как и он! Даже, может быть, хуже, потому что я мечтаю о власти! Придите в себя и вернитесь на землю! Что бы он подумал о вас, если бы видел в эту минуту?

Она запрокинула голову, посмотрела на него, ее глаза были затуманены, а приоткрытый влажный рот обнажал маленькие блестящие зубы.

– Я не знатная дама, – пробормотала она, ласкаясь к нему, как кошка, – я девушка с Моста Менял… Самая простая девушка, как и ты простой человек, Тристан! Мы не рождены на вершинах! Тогда почему бы нам не любить друг друга? Может быть, ты поможешь мне забыть моего безжалостного сеньора…

С частым дыханием и бьющимся, как большой церковный колокол, сердцем Тристан чувствовал, что еще мгновение, и он дойдет до того момента, когда уже невозможно будет вернуться назад.

Она заставила его играть гротескную роль Иосифа, надменного и полного предрассудков перед лицом очаровательной жены Потифара, которая, однако, даже не осознавала своей наивной испорченности.

Еще несколько секунд, и он сорвет это платье, которое открывало его взгляду так многое, бросит Катрин на кровать, чтобы найти секрет ее женственности и забыть все, пользуясь минутным душевным расстройством, о котором она будет жалеть. Но танталовы муки все же подошли к концу, и Тристан почувствовал, что восхитительно идет на дно…

Скромное царапание в двери спасло как раз вовремя. Его лоб был покрыт потом, волосы слиплись, и он дрожал как в лихорадке.

Отчаянным усилием он освободился наконец от ее рук.


Эх, а ведь почти получилось.

@темы: Тристан Отшельник

10:16 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Интересно, куда из ВК пропали все нормальные записи Раммштайновского Sonne? Остались только концертные записи, перепевки, ремиксы и минусовки. А хочется традиционную версию в плей-лист включить.
Да-да, именно в таком исполнении:


20:39 

Охотник

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Когда душа требует - надо выполнять.

Название: Охотник
Автор: A-Neo
Фэндом: Белоснежка и семь гномов, Гримм Братья "Белоснежка" (кроссовер)
Персонажи: Белоснежка, королева Гримхильда, Охотник Гумберт
Рейтинг: PG-13
Жанры: AU, Пропущенная сцена
Размер: Мини
Описание: В тот день, когда зеркало бесстрастно поведало о том, что есть одна девица, затмившая красотой королеву, Гримхильда приказала лакею:
- Позови ко мне Гумберта!
Только тот, кто не знает ни страха, ни жалости, способен разделаться с ненавистной соперницей.

Королева, будучи на сносях, сидела у окна и вышивала гладью райских птиц. За оконной рамой из чёрного дерева кружились снежные хлопья, заволакивая пеленой всё вокруг, так, что небо сливалось с землёй. Замечтавшись, королева уколола палец. Капля крови упала прямо на канву, испортив работу. А королеве и подумалось: вот бы ребёнок, которого она носит во чреве, оказался девочкой, и чтобы кожа её была белой, как снег, волосы черны, как уголь, и чтоб румянец всегда горел на её щеках. Желание в точности исполнилось, да недолго радовалась королева: вскоре и умерла. Ходили слухи, что дело здесь нечисто и неспроста король, как окончился траур, взял в жёны Гримхильду, прекрасную, но властную и заносчивую даму. Поговаривали, будто бы она опоила короля приворотным зельем и тайно занимается чёрной магией. Поболтали да перестали: новая королева умела укорачивать чересчур длинные языки.

Падчерицу, принцессу Белоснежку, она невзлюбила с первого взгляда. В сердце её поднималась волна удушливой ненависти, стоило королеве только подумать о девочке. Гримхильда трепетно относилась к собственной красоте, которую ни одна придворная дама не смела превзойти. В лучшем случае дерзкую ждала бессрочная ссылка, в худшем – заточение в темницу, откуда бедняжка выходила, полностью растеряв запретную привлекательность. Белоснежка ещё лежала в колыбели под присмотром кормилицы и нянек, когда королева чутким женским сердцем угадала в ней соперницу. Пока король был жив, она терпела девочку, а как его величество отошёл на небеса, оставив жену владычицей королевства, бедняжке не стало житья.

- Если розовый куст посадить в тени и не ухаживать за ним, то цветы на нём не распустятся, - рассуждала Гримхильда. – Я изведу проклятую девчонку чёрной работой и загублю на корню её красоту.

Сказано – сделано. Никто из придворных и пикнуть не посмел. Но только расчёты злой королевы не оправдались. Сколько бы ни работала Белоснежка под палящим солнцем, загар не прилипал к её светлой коже, волосы оставались всё такими же мягкими, а руки – маленькими и изящными. Никакие невзгоды не сгоняли яркий румянец с её щёк, не портили хрусталь голоса. Бутон набирал силу, обещая вскоре расцвести великолепной розой. Однако пока волшебное зеркало уверенно называло Гримхильду прекраснейшей из дочерей Адама, она не трогала падчерицу. Но однажды – в тот день Белоснежке исполнилось шестнадцать, - зеркало изменило свой ответ.

- Ты прекрасна и совершенны черты твои, но есть одна девица, которая носит лохмотья. Увы, она превзошла тебя, - бесстрастно ответствовало зеркало.

- Тем хуже для неё, - нахмурилась королева, надменно вздёрнув голову. - Как её имя?

- Уста алые, как лепестки роз. Кудри чёрные, как смоль. Кожа бела, как снег.

- Белоснежка!

Королева, раздувая ноздри от ярости, приказала лакею:

- Позови ко мне Гумберта!

Без малого всё королевство знало: ни зверю, ни птице не укрыться от придворного егеря Гумберта, ему ведомы все лесные тропы, он не побоится выйти в одиночку ни на кабана, ни на медведя. Он не знает усталости и никогда не собьётся со следа. Недаром считали его лучшим охотником королевства. Гумберт был угрюм, нелюдим и жесток. Приземистый и широкоплечий, повадками он походил на зверя, по-волчьи светились зелёные глаза, по-звериному держал голову на короткой шее, пряди чёрных жёстких волос прикрывали уши.

Войдя в королевские покои, он почтительно поклонился, ожидая приказаний.

- Завтра утром отведёшь принцессу подальше в лес, выберешь местечко поукромнее. Пускай она наберёт цветов, - томно проговорила Гримхильда, испытующе глядя на егеря из-под подведённых сурьмой длинных ресниц.

Гумберт подивился: его ли дело занимать досуг знатных дам?

- Пускай наберёт цветов… - повторила королева, скривив пухлые губы. – А затем убей!

Тонкие брови взлетели на холёном лице, зелёные глаза женщины хищно расширились. Гумберт отпрянул от неожиданности. Королева улыбнулась, наслаждаясь произведённым эффектом.

- Убить? Невинную девушку? - недоумевал поражённый охотник, не смея поднять взгляд, комкая в руках шляпу. - Невозможно. Королевская кровь священна.

- Пустяки, глупые предрассудки, - холодно парировала Гримхильда. – Обычная кровь, ничем не отличающаяся от любой другой. Или ты трусишь, Гумберт? Я выбрала тебя, зная, что ты один способен исполнить всё быстро и надёжно. Печально знать, что я ошиблась в тебе.

Королевский егерь гордо поднял голову.

- Не трушу, ваше величество, но дело это не по мне. Я охотник, а не палач.

Гримхильда рывком поднялась с трона, наливаясь гневом, как грозовая туча, что вот-вот разразится ливнем и молниями.

- Кажется, ты не понимаешь меня, Гумберт. Придётся тебе узнать, что случается с теми, кто противится высочайшей воле.

- Я понял вас, ваше величество! - отвернулся егерь. - Завтра я в точности исполню ваш приказ.

- А чтобы ты не вздумал меня обмануть – вот, - королева протянула ему резной деревянный ларец с замком в виде сердца, пронзённого кинжалом, - принеси мне её сердце в качестве доказательства.

Гумберт ушёл, думая о деле, предстоящем ему завтра и о том, что королева, пожалуй, совсем помешалась на своей красоте. Ему, не знавшему ни любви, ни жалости, доводилось проливать человеческую кровь, но то были разбойники, и дрался он с ними на равных. А тут – слабая девчонка. Королева взвалила на него чёрное, грязное дело, вынуждая переступить через совесть, превращая его в наёмного убийцу, в ката. Ослушаться приказа значило угодить в подземелье и сгнить там заживо. Гумберт слишком хорошо знал, что случается с теми, кто перечит королеве. Он видел останки узника, подвергнутого изощрённой казни. Несчастный умер от жажды, до последней минуты глядя на кувшин с водой, до которого не мог дотянуться. В остекленевших глазах мертвеца застыла жуткая тоска.

- Чёрт возьми, не пропадать же мне из-за девчонки! – проворчал охотник, пробуждая в себе ярость, чтобы без колебаний выполнить повеление Гримхильды.

Утром он постучал в комнату Белоснежки.

- Кто там? – спросил из-за двери звонкий голос.

- Это я, Гумберт, - отозвался он. - Королева приказала мне сопроводить вас на прогулку в лес, чтобы вы отдохнули от тяжёлой работы.

- Матушка так сказала? – обрадовалась Белоснежка. - Я сейчас же соберусь.

- Знала бы ты, какое чудовище зовёшь матушкой! – подумал Гумберт.

Дорогой, слушая весёлое щебетание девушки, охотник понукал себя, всё не решаясь совершить убийство. Он не спускал настороженных глаз с нежной девичьей шеи, представляя, как вонзится в неё лезвие кинжала, как цевкой брызнет алая кровь. Гумберт готовился нанести удар, но каждый раз останавливался:

- Не сейчас, - думал он, - пусть ещё порадуется жизни!

- Вы невеселы, господин Гумберт, - сказала вдруг Белоснежка. – Вам не в радость моё общество? Если я утруждаю вас, то мы немедленно вернёмся в замок.

- Нет, - поспешно прервал её егерь, - идёмте!

Он привёл её на поляну, поросшую цветами. Восторженно ахнув, принцесса тут же бросилась собирать букет и позабыла обо всём на свете.

- Пора! – решил Гумберт, глядя ей в спину. – Она ничего и не увидит.

Он бесшумно подкрался к беспечно напевающей жертве и занёс над ней оружие. В этот самый миг девушка, словно почувствовав неладное, обернулась. Пронзительно закричав, она выронила цветы и в ужасе отшатнулась, закрыв лицо руками.

Округлившиеся глаза охотника наполнились слезами, а сердце его пронзило тысячей пламенных стрел. Казалось, он только сейчас понял, как принцесса невинна и прекрасна. Занесённая для удара рука задрожала, пальцы разжались, кинжал, сверкнув на солнце, упал в траву. Мужчина, не знавший страха, минуту назад готовый отнять жизнь, дрожа всем телом, рухнул на колени перед девушкой и обнял её ноги.

- Я не могу! Простите меня, ваше высочество! – воскликнул он, покрывая поцелуями подол её платья.

- Я вас не понимаю, - пролепетала она, еле ворочая языком от испуга. – Что плохого я вам сделала?

- Ваша мачеха приказала убить вас. Она боится, что вы затмите её красотой. Беги, дитя! – закричал он что было сил. – Скорее! Беги в лес и никогда не появляйся в окрестностях замка, коли хочешь сохранить жизнь!

Ахнув, она подхватилась прочь и вскоре скрылась за деревьями. Гумберт содрогнулся, вспомнив, что его ждёт за ослушание.

- Быть может, мне удастся провести проклятую ведьму! – с надеждой проговорил охотник.

Он вернулся в замок на закате и почтительно подал королеве заляпанный кровью ларец. Женщина, сощурившись, удовлетворённо осмотрела безобразный кусок плоти, несколько часов тому назад бывший живым сердцем.

- Ты долго возился! – недовольно произнесла она. – Скажи, Гумберт, она сильно кричала?

- Нет, ваше величество, всего только раз вскрикнула! Кинжал достал до её сердца. Оно ещё билось, когда я вырезал его!

Королева довольно улыбнулась, показав белые, ровные, будто фарфоровые зубы.

- Молодчина, мой верный Гумберт! Я знала, что могу на тебя положиться. В награду можешь поцеловать мне руку.

С этими словами она протянула к нему ухоженную, поражающую благородством очертаний, благоухающую изысканными духами руку. Егерю же на миг почудилась когтистая, сморщенная, костлявая лапа, норовящая вцепиться прямо в горло. Мужчина отступил.

- Слишком велика честь для простого охотника… ваше величество!

Гримхильда язвительно рассмеялась.

- А ты, оказывается, скромный малый! Ступай, да держи язык за зубами.

Охотник понуро, как побитый пёс, ушёл в свою каморку, сел на табурет. На душе у него было прескверно. Весь этот долгий день у него перед глазами стоял образ прекрасной девушки, которую он отправил на верную смерть. В чаще Белоснежку могли растерзать дикие звери. Или она угодила в болото, или оступилась и провалилась в овраг. Или забрела в непроходимые дебри, где скитается без пищи и воды. Одной ей в лесу не выжить. Гумберт резким движением вскочил на ноги, ударил кулаком по столу.

- Я найду её! Я стану самым верным её стражем и пусть лучше меня изрубят на куски, чем хоть один волос упадёт с её головы.

В тот же час он исполнил своё намерение. Охотник исчез из замка так ловко, что стража на воротах ничего не заметила – а уж мимо этих малых не проскользнула бы и мышь. Он вернулся в лес, и искал всю ночь, содрогаясь при мысли о том, что опоздал, что больше никогда не увидит её. Утром, когда первые солнечные лучи пробились сквозь переплетения ветвей, его старания были вознаграждены. На поляне он увидел Белоснежку в окружении птиц и зверей, видимо, охранявших её. Принцесса чутко спала, подрагивая от утренней прохлады. Гумберт опустился на колени и осторожно, одними кончиками пальцев, дотронулся до её плеча. Девушка вскочила, лицо её исказил страх. Принцесса решила, будто он разыскал её, чтобы всё же довести ужасный замысел до конца. Птицы тревожно защебетали, косули и зайцы заметались по поляне.

- Боже мой! Снова вы! Зачем вы пришли? – жалобно вскрикнула Белоснежка, обняв руками плечи.

Егерь не двигался, смиренно склонив голову.

- Не бойтесь меня, ваше высочество, я здесь, чтобы защищать вас. Я не причиню вам зла. Располагайте мною, как угодно.

- Вы сбежали из замка ради меня? Господин Гумберт, я так вам рада! О, как страшно мне было одной в лесу!

Она вдруг приблизилась, обняла за шею, прижалась к его широкой груди и заплакала. Охотник замер, не зная, что делать. Нерешительно он погладил чёрные, как вороново крыло, волосы девушки.

- Ваше… высочество… - хрипло выдохнул он. – Не бойтесь ничего. Я здесь, я с вами, я никому не дам вас в обиду.

- А королева? Если она поймёт, если пошлёт погоню? Вы не должны подвергать себя опасности из-за меня!

- Королева пусть сожрёт кабанье сердце! – ухмыльнулся охотник. – Если она и раскроет обман, мы к тому времени будем уже далеко.

Зелёные, полные любви глаза мужчины встретились с карими глазами девушки.

- Идёмте, ваше высочество! – промолвил Гумберт. – Надо бы нам раздобыть завтрак.

Охотник и принцесса, доверчиво жавшаяся к своему спутнику, скрылись в лесу, недосягаемы для взоров людских. Найти их под силу лишь волшебному зеркалу, знавшему обо всём, что скрыто. Но зеркало ничего не говорило. Оно будет молчать до тех пор, пока злая королева, обуянная гордыней, не спросит его:

- Зеркало, зеркало, скажи мне: кто затмил весь мир своею красотой?

@музыка: Ramshtain – Sonne

@темы: фанфик

21:05 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Листаю серию книг о Катрин Жюльетты Бенцони. Ценна тем, что там можно выцепить молодого Тристана в качестве оруженосца коннетабля:

Это был тридцатилетний фламандец, блондин с голубыми глазами, холодным взглядом и малоподвижным лицом. Катрин не приходилось видеть подобного выражения лица; даже не лица, а неподвижной маски. Тяжелое, заурядное лицо, на котором полная непроницаемость соседствовала с некой величественностью.

Тридцать лет и всё ещё оруженосец? Либо Тристан неблагородного происхождения, либо что-то тут не так. Автор историк, ему виднее. Голубоглазый блондин. Причём дальше и в серии о Фьоре та же Бенцони пишет, что глаза у него серые. Я почему-то тоже склоняюсь к серым.

Листаю дальше. Нет, я не могу это серьёзно воспринимать. Какая-то "Анжелика" XV века. Все в эту Катрин влюбляются, её пытают, насилуют (в том числе юный Томас Торквемада - а, так вот та женщина, из-за которой Великий инквизитор ушёл в монастырь!), заточают во всякие подземелья-замки-гаремы, она бегает по всему свету за своим мужем, спит с каждым приглянувшимся (но любит только мужа, ога) и умудряется не растерять неземную красоту. При этом муж у неё не то чтобы двинутый на головушку, но жесток, всячески её унижает, изменяет ей, выгоняет из дома, сам вечно шляется в свободном полёте и находит себе приключений, заставляя Катрин расхлёбывать последствия. И она вечно его спасает и любит несмотря ни на что, хотя всю сагу в неё влюбляются вполне благородные вменяемые мужчины, готовые сдувать с неё пылинки.

Тристан заООСен в край. На него цыганка орёт - ему пофиг. Хм. Я склоняюсь бросить это читать.

Тристан открыл было рот, чтобы возразить, но передумал, посмотрев на величественную фигуру Сары, улыбнулся своей загадочной улыбкой, не обнажавшей зубов.
Какая прелесть. А Гюго придерживался другого мнения об улыбке Тристана.

Потом вздохнул и сказал:

– В принципе это неплохая идея.
Да, прямо так и сказал.

В целом Тристан здесь нечто среднее между Афранием и молодым Фандориным и никак у меня не укладывается в голове, что да, это тот самый Тристан Отшельник, который наводил на людей ужас одним своим именем.

@темы: Тристан Отшельник

15:35 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Уиии, что я нашла!



Я не знаю имени художника и это не прижизненный портрет, но изображён на картине именно он - Тристан л'Эрмит (он же Отшельник, он же Пустынник). Чёт не похож "одновременно на пса и тигра". И вообще, я даже в замешательстве, поскольку совсем иначе его представляла и непременно с длинными волосами. И глаза у него не серые, а карие, впрочем, документальных свидетельств нет, а нарисовать всё что угодно можно. А ещё и шаперон, м-м-м... На иллюстрации в моей книге он, кстати, тоже в шапероне:



Нет, правда, по портрету не производит он впечатления злобного человека, способного буквально на всё.

@темы: Тристан Отшельник

09:28 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Я просто оставлю это здесь. Для Тристана пора отдельный тег заводить. Вальтер Скотт, "Квентин Дорвард":

Меченый вышел из спальни, и минуту спустя к королю вошел Тристан Отшельник.

— Здорово, куманек! — приветствовал его король. — Что ты думаешь о нашем положении?

— Положение приговоренных к смерти, если только герцог не пришлет нам помилования, — ответил прево.

— Пришлет или нет, но тот, кто заманил нас в эту западню, отправится на тот свет нашим курьером, чтобы приготовить для нас квартиру! — сказал король с ужасной, свирепой улыбкой. — Тристан, ты совершил не один подвиг во имя правосудия. Finis… следовало бы сказать: funis coronat opus. Ты должен мне послужить до конца.

— И послужу, государь, — ответил Тристан. — Я хоть и простой человек, но никогда не был неблагодарным. Я исполню свой долг в этих стенах, как и во всяком другом месте. И, пока я жив, каждое слово вашего величества будет для меня законом и каждый ваш приговор будет так же точно исполнен, как если бы вы сидели на своем троне. А там пусть расправляются со мной как хотят, мне все равно!

— Этого именно я и ожидал от тебя, куманечек, — сказал Людовик. — Но есть ли у тебя хорошие помощники? Изменник силен и ловок и, наверно, будет во все горло звать на помощь. Шотландец взялся охранять дверь — и только; хорошо еще, что он на это согласился, да и то мне долго пришлось его ублажать… Оливье ни к черту не годен, кроме лганья да лести; правда, он к тому же большой мастер давать опасные советы… Нет, скорей он сам попадет когда-нибудь в петлю, а уж накинуть ее на другого — для этого он совсем не годится. Подумай-ка: есть ли у тебя люди и средства, чтоб покончить дело живо и верно?

— Со мной Труазешель и Птит-Андре, — ответил Тристан, — люди настолько искусные в своем ремесле, что из трех человек повесят одного так, что двое других и не заметят. Все мы решили жить или умереть вместе с вашим величеством, ибо мы знаем, что, когда вас не станет, с нами расправятся не лучше, чем мы расправлялись с нашими подопечными… Но, с позволения вашего величества, с кем нам придется иметь дело? Я люблю знать об этом точно, так как ваше величество не раз изволили мне выговаривать за ошибки, когда вместо настоящего преступника мне случалось вздернуть какого-нибудь ни в чем не повинного человека.

— Правда, Тристан, — сказал Людовик. — Так знай же: осужденный — Мартиус Галеотти!.. Ты удивлен, но тем не менее это так. Негодяй лживыми предсказаниями заманил всех нас в эту ловушку и выдал герцогу Бургундскому!

— Ну, это не пройдет ему даром! — воскликнул Тристан. — И если б даже это было последним делом в моей жизни, я вопьюсь в него, как оса, а потом пусть меня хоть раздавят!

— Я знаю твою верность, — сказал король, — знаю, что ты как честный человек находишь удовольствие в исполнении своих обязанностей: добродетель, говорят мудрецы, сама в себе несет награду. Ступай же и приготовь жрецов: жертва приближается.

— Прикажете исполнить приговор в вашем присутствии, государь? — осведомился Тристан.

Людовик отказался от этого предложения, но велел прево все приготовить заранее, чтобы привести приговор в исполнение, как только астролог выйдет из его комнаты.

— Я непременно хочу, — добавил король, — еще раз встретиться с этим мерзавцем, чтобы поглядеть, как он будет себя вести в присутствии своего господина, которого он предал. Я с наслаждением буду смотреть, как сознание неминуемой смерти сотрет краску с его румяных щек, как потускнеют глаза, которые смеялись, когда лгали мне… Ах, почему здесь нет и другого, того, кто поддерживал его предсказания своими советами! Но, если я останусь жив, берегите ваш пурпур, господин кардинал! Сам Рим не спасет вас — да не прогневлю я своими словами святого Петра и пречистую деву Клерийскую!.. Что же ты медлишь? Ступай предупреди своих молодцов. Негодяй каждую минуту может явиться. Об одном молю небо — чтоб он чего-нибудь не заподозрил и не отказался прийти. Это была бы жестокая неудача! Ступай же, Тристан! Кажется, прежде ты никогда не медлил, исполняя мои приказания.

— Напротив, как ваше величество сами часто замечали, я всегда был слишком скор, что подчас вело к ошибкам: мне случалось принимать одно лицо за другое. Я даже попросил бы ваше величество, когда вы будете прощаться с Галеотти, подать мне какой-нибудь знак — приступать ли мне к делу. Я помню случаи, когда ваше величество изволили менять ваши решения и потом обвиняли меня в торопливости.

— Что за подозрительное существо! — воскликнул король. — Говорят тебе, на этот раз я не изменю решения! Ну уж ладно… Чтобы покончить с этим, запомни хорошенько: если я, прощаясь, скажу этому плуту: «Над нами есть бог!» — тогда делай свое дело; если же я скажу:

«Иди с миром!» — значит, я изменил свое решение. Понял?

— У меня тупая голова, государь, во всем, что не касается моего ремесла, — сказал Тристан Отшельник. — Позвольте мне повторить. Если вы скажете: «Иди с миром!» — значит, я должен делать свое дело?

— Нет, дурень, нет! — воскликнул король. — Тогда дай ему свободно уйти. А если я скажу: «Над нами есть бог!», вздерни его ярда на два поближе к звездам, с которыми он так любит беседовать.

— Не знаю только, найдутся ли у нас необходимые средства, — заметил прево.

— Так придуши его, вот и все! — сказал король с мрачной улыбкой.

— А труп… куда нам девать труп? — спросил прево.

— Постой, дай подумать… Окна в зале слишком узки… Но вот это будет достаточно широко. Сбросим его в Сомму, а на грудь ему прицепим бумажку с надписью: «Пропустить беспошлинно: правосудие короля». А там пусть солдаты герцога вылавливают его как контрабанду, коли им охота!

@темы: Тристан Отшельник

10:05 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
И ещё подборка перлов из того же перевода:

фальшивый монетчик

– Да, вы правы, капитан Феб, – сказала она. – Действительно, собралась масса народу. Иные, слава Богу, взобрались даже на крыши… Её так радует народ на крышах?

И подобно лани, за которой гонится свора собак, она встала, подбежала к окну, распахнула его и вскочила на балкон. Со словами: "Не подходите, капитан, иначе я брошусь вниз!"

Все эти признаки сильной внутренней озабоченности особенно усилились как раз к той эпохе, к которой относится наш рассказ. То есть он по жизни озабочен.

Да, собрат Клод

– Ну, живее! – сказал Шармолю, – пора кончить! Отнесите ее в телегу!

Вдруг, в то самое время, когда помощники палача собирались исполнить приказание флегматика-Шармолю Вот мы и узнали темперамент Шармолю.

Затем он разостлал тюфяк на каменном полу и проговорил:
– Усните!

О, ты существо не неблагодарное!

На следующее утро, проснувшись, она заметила, что спала.

Да, я глух. Вот каким меня создала природа! Квазимодо забыл, что глухой он не от рождения.

Песчаный камень и хрусталь

Приведите мне его, и я полюблю тебя!
И она обняла его колена и стала целовать их. В оригинале нет ничего про поцелуи.

– Пожалей меня! – прошептал священник, прикасаясь губами к ее обнаженному плечу.
Она ухватилась обеими руками за то, что оставалось волос на его лысой голове, и старалась оттолкнуть его от себя, точно поцелуи его были столько же укушения. Нельзя ж так издеваться над русским языком.

Что если бы испросить для нее королевской милости?
– Милости! У короля Людовика XII! Угу, только придётся шестнадцать лет подождать.

Взгляд его испугал Сренгуара Опечатка, точно описывающая характер Гренгуара.

Это вовсе не входит в мои виды.

Случай этот составил кризис в существовании Клода.

Он стал заботиться и пектись о нём Переводчик, у вас какая оценка была по русскому?

Не бей, Жан, баклуш, не лежи, подобно ослу бессмысленному, на училищной соломе!

В те времена вовсе не существовало того, что мы называем теперь полицией. То-то персонажи то и дело поминают полицейских да жандармов.

Я знал, где ее найти: под навесом дома полицейского поручика. Смотрим выше.

перелез не через тот забор

Но Квазимодо не обратил на нее большого внимания, чем на простую царапину.

За рытие земли, как в Париже, так и в других местах, для отыскания якобы зарытых кладов, причем, однако, ничего не найдено, – сорок пять парижских ливров». Ох уж это рытие.

– Пожалуй, небрежно ответил король, – я не вижу в том никакого неудобства.
– Нет, позвольте, ваше величество! – воскликнул Гренгуар, – я вижу в том большое неудобство!

Тристан Пустынник напоминал собою в своем углу собаку, с недовольным видом смотрящую вслед за вырванной у нее из-под носа добычей. Промтом переводили?

Ваше величество, вас может спасти внутрь вгоняющее средство. Чего-чего его может спасти?

Мы положим вам на поясницу большой пластырь, сделанный из спуска, армянской жирной глины, яичного белка, деревянного масла и уксуса. Нет, я всё поняла, но что такое спуск?

Затем ты, старшина цеха кузнецов, – собери своих кузнецов. Меня смущают эти кузнецы во всех версиях перевода. Где Тристан, а где кузнецы. В оригинале prévôt des maréchaux и я осмелюсь предположить, что имелась в виду должность прево маршалов. Но то моё ИМХО. Если я ошиблась, поправьте, пожалуйста. Но кузнецы, идущие защищать собор с молотами на плечах, должно быть, сильное зрелище.

– А что ваше величество прикажете мне сделать с цыганкой? Нужно же повесить эту женщину. Тристана хлебом не корми, дай только кого-нибудь повесить. В оригинале, кстати, он спросил только "Ваше величество, что мне сделать с колдуньей?"

выбежала из своей комнатки, чтобы посмотреть, что такое делается.

-Безбожник! – пробормотало привидение. – Свидание с женщиной?
– Ну, конечно же, не с мужчиной!

Он возвратился в собор, зажег свою лампочку и поднялся на башню. Лампочку Ильича.

он проговорил, потихоньку водя рукою по толстой стене башни, подобно тому, как всадник гладит труп своего боевого коня Круп, наверное.

Колдунья находится под охраной храма, храм находится под моей охраной. Забрать колдунью из-под охраны храма!

Разлученный с самого раннего детства с родителями, которых он едва помнил, как бы замуравленный среди книг Замуравленную посуду я представляю. Но человек?

Это Андре Мюнье, один из четырех присяжных книгопродавцев университета.

посадка майского дерева Майское дерево! Посадку разрешаю!

Это был Вильгельм Рим, советник и пенсионер города Гента.

он находился в постоянных сношениях с Людовиком XI

и хотя лицо его приемного отца было по временам строго и пасмурно, хотя тон его голоса был обыкновенно сух, повелителен и даже суров, однако, это чувство благодарности ни разу не слабело ни на минуту. По временам, ага. А так Клод добрый и приветливый.

Жискетта и Лиенарда давно уже показали тыл А тыл у них ничё так.

@темы: Нотр

21:00 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Ещё одна порция "шедевров" из загадочного перевода:

Это вы, Иоанн Фролло де-Молендино!

– Батюшка! – окликнула его одна из них, показывая ему знаком, чтоб он приблизился.
– Да замолчи же, Лиенарда! – обратилась к ней ее соседка, хорошенькая, свеженькая и расфранченная по-праздничному женщина. – Разве ты не видишь, что это не духовное лицо, а светское? Значит, его следует называть не «батюшка», а «господин».

– Берегитесь, беременные женщины! – кричали школяры.
– Нет, берегитесь, чтобы не забеременеть! – воскликнул Жан.

За удары поцелуи

вакханка с горы Менальской

По временам он сдыхал, и в то же время улыбка появлялась на устах ее Клод сдох - цыганке радость.

– А! – воскликнул он с выражением удивления: это архидиакон Клод Фролло, мой учитель! Но чего он пристает к этому кривому уроду! Ему еще достанется от толпы! Фролло, чего к людям пристаёшь?

появились 15 или 16 стрельцов

– Как ваше имя, г. жандарм?
– Феб де-Шатопер…

Андрей Рыжий

Когда, будучи еще совершенно маленьким, он ползал по темным коридорам и сеням его, то его можно было бы принять, с его человеческим обликом и звериными телосложением, за домового этого здания Ой вы сени мои, сени...

– Ты знаешь, Жан, – сказал он, – что наша Тиршаппская ферма приносит всего на всего, считая и все побочные доходы, 39 ливров и 11 /2, су. А не заняться ли нам фермерством, брат Жан?

выписывал ногами разные «мыслете»

он был прикреплен к ней, как черепаха к своему черепу. Морщинистый собор был его черепом. Может, всё-таки панцирем?

Не раз поломойка, нанятая для мытья полов в церкви, не без страха замечала высунувшиеся из-под рясы судорожно сжатые пальцы и кулаки архидиакона. Представила, как поломойка, орудуя шваброй, кричит на Фролло: "Куды прёшь, я только тут полы помыла!" В оригинале была прачка с мыса Терен, стиравшая на капитул.

Жанна Фролло-дю-Мулен Гендер-бендер.

в соединенных с соблазном поступках относительно находящейся не в здравом уме женщины, in praejudicium meretricis Эсмеральду мало того, что блудницей посчитали, так ещё и чокнутой.

– Посмотрите, посмотрите, – говорила она, дергая его за рукав, чтобы заставить его нагнуть к ней свое ухо, – посмотрите-ка на нее. Вон она нагибается. Это Алоиза де Гонделорье предлагает Фебу посмотреть, как Флёр нагибается.

– Ну, ну, Габриэля, – говорил он, – погромче! Оглуши-ка площадь! Тибальда, не ленись! Гендер-бендер дубль два.

Достоверно известно, что бука, бродивший в прошлом году в Тампльском предместье, теперь перебрался к старому городу. Почему не бабайка?

– Скиньте с меня это! – воскликнула она отчаянным голосом

@темы: Нотр

19:16 

Соборная перловка - 13

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Не буду дополнять двенадцатый пост, создам лучше новый. Очередные перлы пойдут сюда.

Архидьякон Жальский Я уж думала, что после мадмуазель Гандольери меня никакими искажениями не удивить, но ошиблась.

- Значит я должен воспитать этого ребенка,как своего собственного. - Только пусть он живет на колокольне я не смогу его видеть ведь он будет ужасным напоминанием о том,что я сделал. Какая хитрая отмазка!

Архидьякон только отворачивается от неё что бормоча, но это не сломило упёртый цыганский дух. Эсмеральда продолжила:
-Вставай! Мы идём есть мандаринки! Как ми-ми-ми-мило. Это достойно стать мемом.

Последний, сидевший на кровати, сново улёгся и поплотнее замотался в одеяло, но тут вернулась Эсмеральда и не одна, она привела Квазимодо, который подхватил священный кокон из одеяла и понёс куда-то прочь из кельи. Вылупится ли из священного кокона священная бабочка?

Люди, жившие в 1482 году были весьма жестокими, которым дай только повод посмеяться над кем-то да вздернуть на виселице какого-то бедолагу, обвинив в дезертирстве. А может лучше повесить невинную молоденькую девушку? Средневековье было темным и падшим временем для всего человечества. Средневековье, конечно, было тёмным временем, но не настолько же.

Феюс Фей.

Вначале нерешительные лучики слегка скользили по избранным объектам, но потом, осмелев, стали прожигать землю сильней и сильней. Как же доставляют описания лучей света, то наглых, то избирательных! Эти ещё и землю прожигают. Испепелят ведь.

Слова, сказанные бодрым голосом, нисколько не впечатлили Джали, и коза начала выпендриваться. При Эсмеральде она так себя не вела. Разбаловал Греня козочку.

Её чувство страха - основа для её предубеждения насчет священника. Её пугает не столько человек, сколько сутана. Черный цвет вообще хорошая основа для страха, а для человека с таким богатым воображением, как у неё, лучше варианта и не придумаешь! А к черному цвету образ злого священника подходит как нельзя лучше. А-а-а, вон в чём дело, во всём виновата сутана. А я уж думала, страх Эсмеральды основан на том, что священник постоянно преследовал, травил и оскорблял её. Если бы Фролло носил красную кардинальскую сутану, но вёл себя так же, всё пошло бы иначе, ага.

Я читала, что именно архидьякона называют первопричиной бед. Я отнюдь не согласна с этим утверждением — на мой взгляд началом всех несчастий является... Эсмеральда! Да-да, именно этот шестнадцатилетний ребенок! Заставить Фролло поверить в то, что он опасен для неё, было главной ошибкой. Он был эмоционально истощен, и в то же время он, постоянно слыша от Эсмеральды то, что способен принести ей вред, что таит для неё опасность, он конечно ей поверил! Да кто из нас бы не поверил, если б слышал это при каждой встрече в течение нескольких месяцев! Все беды из-за баб! :umnik:

Да, он принес ей многочисленные страдания, но так издеваться над человеком?!! Не понимаю. Эсмеральда повела себя уж точно не как добрый, а скорее как злобный и жестокий человек. В конце концов, ей можно было поступить почеловечнее — Клод пришел к ней с открытым сердцем, он ей излил свою душу, показал себя настоящего, он был искренен, и что получил в ответ? - «О, мой Феб!» Отож злодейка. Надо было кидаться в объятия Фролло, вон ведь счастье какое привалило. Человек, полгода травивший, ударивший кинжалом возлюбленного, доведший до тюрьмы и пыток, в любви изъясняется.

Неужели она не понимала, что сан архидьякона обязывает его к определенному поведению, а особенно с цыганкой? Может, как раз и понимала, что священник должен вести себя несколько иначе?

предпочти Эсмеральда Фебу Клода, история могла бы закончиться куда более счастливо... Сомневаюсь я! (с)

-Сударыня,- начал Тристан- Отшельник,- мы и пальцем Вас не тронем, если Вы сейчас же скажете, что Вы сделали с ведьмой. Какой вежливый Тристан. Он, часом, не заболел?

княжна Горчакова, дочь русского дворянина- иммигранта, госпожа Брестовски и еще несколько менее знакомых в высшем обществе женщин. Это гости Флёр-де-Лис, чтоб вы знали. А я просто напомню, что там конец XV века на дворе.

Тристан прижал Беатриче к стене, одной рукой сжимая ей горло, а другой заламывая красивые руки девушки, и крикнул солдатам, чтоб они возвращались. В этот момент из толпы солдат выбежал один и закричал:
- Не смейте так говорить! - Это кто там такой дерзкий?! - опешил Тристан.

Молодой мужчина в расцвете сил с долгими до половины спины волосами светло-каштанового цвета, молодое бледное лицо с впадинами на щеках и пушистыми долгими ресницами.Эти прохладные глаза, как будто смотрели парню в саму душу, а сам взгляд говорил будто ему "Тебя ждёт наказание". Узнали? Это Клод.

-Что тебе ещё!?Что ещё!я тебе дал образование, я забочусь о тебе..я тебя кормлю..а ты...ты водишь в дзвоницу цыган! Девок на рабочее место водит, негодяй. У меня такое ощущение, что автор прогнал иностранный текст через промт.

- Проходите, господин Тристан, располагайтесь в кресле. Я прикажу принести нам кофе и каких-нибудь фруктов. И круассанов.

будут выданные ему в купе с требованием покаяния В купе поезда Париж-Москва.

Через некоторое время соборная площадь открылась перед Полем во всей своей красе - заваленная грязью и разномастым сбродом КрасотиШШа-то какая!

Только один лишь подол плаща, на который дул ветер, указывал на то, что существо это была вовсе не горгулья. Угу, а на лицо так чисто горгулья.

будучи шестнадцати лет от роду он мог померяться в теологии канонической с любым челном Собора. Сидит такой и с лодкой разговаривает.

То была маленькая козочка с позолоченными рожками и копытцами. Она зажимала в зубках своих бубен и поочерёдно постукивала по нему то правым, то левым копытцем, дополняя танец своего хозяина. Только не говорите, что она при этом на задних ножках танцевала.
запись создана: 18.12.2017 в 18:30

@темы: фразы из фанфиков

10:46 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Случайно набрела на ещё один перевод СПБ. Автора установить не удалось, но это либо упоротый новодел, либо дореволюционный перевод. В пользу первой версии говорят корявые, местами будто пропущенные через промт фразы. В пользу второй - и я к ней больше склоняюсь - построение фраз, когда притяжательные местоимения стоят после существительных (мать моя, дочь моя, ложе моё) - как-то это больше старым текстам присуще, вкрапление в текст титулов, званий и наименований, характерных для Российской Империи, которых в оригинале и близко нет (Ваше превосходительство, профос, ломовой извозчик, околоток, мазурик, картуз, барин/барыня, барщина, а ещё есть жандармы и полицейские) - так можно перевести, если все эти слова понятны современникам, сейчас никто не стал бы ударяться в такие архаизмы, я считаю. Ну и странная передача имён, фамилий и названий: Эстетутвилль, Олливье, Вильгельм Рим, Пьерро Тортерю, Коактье, Трульефу, Пахита Шантфлери, архидьякон Иосия, Старый город (Ситэ), Папертная площадка (Соборная площадь), Торки (Торши). Новодел, ИМХО, не стал бы так извращаться, и взял те варианты, что на слуху. Итак, по самому переводу. Начинать знакомство с романом с него категорически не советую. Он интересен чисто ознакомления ради и посмеяться для. Изложение очень сухо, много отсебятины, доставляют эти неуместные архаизмы, невесть как построенные фразы, обращение "господин" ко всем без исключения, причём идёт сокращение до г. Особо хороши Жан в картузе и сапогах и Тристан в наушниках. Вся проникновенность оригинала пропала. Там, где в переводе Коган пробирает до мурашек, здесь не трогает ничто, а трагические главы, тот же "Башмачок", уделаны так, что без смеха читать невозможно. Ниже я приведу перлы, взятые выборочно из просмотренных глав, но вообще тут весь роман надо кидать. Кто опознает переводчика, пожалуйста, дайте знать.

Еще будучи ребенком, он привык искать убежища между ног Фролло.

Клод Фролло оставался единственным человеческим существом, с которым Квазимодо сохранил некоторые сношения.

Странное коловращение судьбы!

я скажу вам, что около Мартынова дня мне минет, кажется, двадцать лет.

Сержант, отведите этого бездельника на Гревскую площадь и в течение часа допрашивайте его под розгами. Что они надеются узнать?

приложила к его зубастому, как у щуки, рту горлышко фляжки

Ну, не Жак, так Жан, все-таки Ж… Полная ж...

Наконец, в глубине комнаты, возле самой двери, стоял в полутьме, неподвижный, как статуя, небольшого роста, но коренастый человек, в военном костюме, с гербом на плаще, плоское лицо которого, с глазами навыкате, с огромным ртом, с ушами, почти совершенно закрытыми двумя длинными наушниками, и с узким лбом, напоминало собою одновременно лицо и собаки, и тигра. Тристан втихаря слушал музон? В оригинале речь идёт о прядях волос, закрывающих уши.

Да, красавица моя, тебе остается на выбор только одно из двух: или умереть, или принадлежать мне, расстриге, отступнику, убийце! И притом нынче же ночью… слышишь ли? Ну, живо, решайся! Целуй меня, дурочка! Выбирай: или ложе мое, или могила! - Целуй его, дурочка! - кричат фроллофилки.

– Держи ее крепче! – проговорил священник. – Это беглая цыганка. Смотри, не отпускай ее. Я пойду за полицейскими, и ты вскоре увидишь, как ее повесят. Изначально я даже думала, что это не ляп, хотя у Гюго нет никаких полицейских. В "Квентине Дорварде", где действие происходит раньше, чем в СПБ, Тристан занимает должность начальника королевской полиции. Однако оказалось, что сам термин "полиция" впервые применил Мельхиор фон Осса, который в 1542—1545 годы служил канцлером при курфюрсте Саксонском. Надо, кстати, глянуть "Квентина" в оригинале, вдруг там тоже полиция нарисовалась с лёгкой руки переводчика.

- Вы называете этого зверя бабой, сударь? Да у неё грива точно у львицы! Страшнее бабы зверя нет! А грива у львиц встречается, как ни странно, но уж логичнее сравнить со львом.

Господин профос Тристан по ходу дела эволюционировал от "его превосходительства" до "профоса", коим и именовался до конца главы. Почему именно профос - история умалчивает.

Вы имеете вид доброго барина

О, Агнесочка!

Тристан Пустынник сморщил брови Ничоси у него мимика.

Телу архидиакона было отказано в погребении на священном кладбище Тело архидиакона, вам отказ!

О, о, о! Что ты там городишь за вздор! Как бы ни так! Чтобы я потеряла ее на целых пятнадцать лет для того, чтобы найти ее всего на одну минуту!

Сюда, г. Тристан Священник говорит, что мы найдем ее у Крысиной Норы. Да, священник из Тристана точно г. Всего только восклицательный знак после обращения выпал, а как исказился смысл!

Уже более года тому назад какой-то ломовой извозчик ударил задком своего нагруженного камнями воза в мое оконце и сломал решетку.

Сделавшись звонарем с 4-летняго возраста, Квазимодо вскоре получил возможность присоединить ко всем своим телесным недостаткам еще один... Квази-вундеркинд. Уже в четыре года работал звонарём. Кстати, "летняго" говорит о давности перевода. Получил возможность - тоже ничего так, мол, только затем звонарём и стал, чтоб ещё оглохнуть до кучи.

– Неправда, – продолжал солдат, польщенный похвалою начальства, – перелом совсем свежий. Там не закрытый, а открытый перелом! (с)
Тристан покачал головою, а она побледнела.

Однако он не сейчас же сел на лошадь. Гудула продолжала дрожать, видя, как он обводил все беспокойным взором гончей собаки, чующей логовище красного зверя и не желающей удалиться с места. Но, наконец, он тряхнул головою и сел на лошадь. Из стесненной груди Гуцулы вырвался тяжелый вздох

В соборе было много мраморных людей

К 1484 г. Квазимодо подрос. Воскрес и подрос, ага.

– Э, э! – воскликнул он, захохотав и осклабив зубы, что придавало лицу его выражение волчьей пасти, – в мышеловке-то оказались две мышки. Лицо с выражением пасти. Зрелище не для слабонервных.

Пора кончить! Это Клод в сцене про ключ от Красных врат.

Анри еще раз, крайне смущенный, подошел к профосу. Он положил веревку на землю и неловко мял в руках свою шляпу.
– Откуда прикажете войти? – спросил он.

Что мне мешает допустить это? А то, что это дочь моя.

Вспомни о матери своей и оставь мне дочь мою.

Знаешь ли ты, что такое иметь ребенка, а? Неужели у тебя ничего не шевельнется внутри при плаче их? Почему-то сразу ассоциации с мужской беремнностью.
– Валите камень! – крикнул Тристан, – он уже достаточно расшатан.
Камень заколыхался

Вперед, вперед! – настаивал профос. – Отверстие достаточно широко. Влезайте в него трое в ряд, как на Понтуазской бреши. Пора кончать! Я разрублю пополам первого, который подастся хотя бы на один шаг. То вперёд гонит, то угрожает зарубить тех, кто подастся. И это "кончать"... Возможно, во времена переводчика это слово не имело интимного значения, но вот уже Коган старалась его обыгрывать.

Дело, видите ли, в том, что я, к сожалению, глух. Хочется пропеть это с интонациями песенки о Косте-моряке.

Затем он наклонился к Анри Кузену и сказал ему на ухо:
– Кончай скорее! Слэшеры, молчать!

распорядился очисткой площади, причем трупы были выброшены в Сену Пральна, давно в Париже вспышек дизентерии не случалось. Вот меня всегда это удивляло. Это ведь не король велел, это инициатива Тристана. Привычка сработала? Хоть бы о парижанах подумал, им эту воду пить потом.

Я знаю только, что его убил священник, какой-то неизвестный мне священник, тот самый священник, который давно уже преследует меня.
– Так, так, – поддакнул судья. – Должно быть, бука! Клод тот ещё бука.

" Кончайте, кончайте!.. – прошептала она, – наносите последний удар! " И опять какие-то неуместные ассоциации.

– Эй, человече, сними же свою шляпу, – сказал по-испански один из приведших его людей

Да знаешь ли ты, что меня зовут Флориан Барбедиенн, что я помощник г. судьи и, кроме того, комиссар, следователь, контролер, и что власть моя распространяется не только на Париж, но и на весь околоток его?

– Что за собачья барщина!

– Это г. архидиакон Иосия, – сказала Флер-де-Лис.

Меня уверяли, что он незаконнорожденный сын какого-то архидиакона, а другие утверждают – самого черта. У него еще какое-то потешное имя вроде Великого поста, Вербного Воскресенья, Сыропуста, или что-то подобное…

Флер-де-Лись То ли опечатка, то ли остаток от яти.

«Spira, Spera» – «Дуй, надейся»

– Братец, – ответил Жан, стараясь скорчить скромную, жалобную и приличную рожу и вертя в руках свой картуз самым невинным образом Он ещё и в сапогах. Только косоворотки не хватает.

– А как зовут этих двух товарищей твоих?
– Пьер Мясник и Баптист Птицеед. Жеан связался с баптистами. Куда смотрел братец?

Спрячься поскорее в эту печку и не шевелись.
Школяр забился в печку. Клод поднёс спичку...

– Здравствуйте, господин Яков.
– Здравствуйте, г. архидиакон, – ответил гость.

г. следственный судья, Филипп Лелиё

– Что это такое он выгравировал на своем тигеле? «Ох, ох». Да это просто формула, которую прогоняют блох!

Дело уже на мази, и мы бы живехонько порешили. Это, внезапно, Шармолю так выразился, а не бандит со Двора чудес.

@темы: Нотр

22:51 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Нашла ещё пару фильмов, где второстепенным персонажем мелькает Тристан. Начала с "Будь я королём", ибо там Людовика играет Бэзил Рэтбоун. Фиг и с ней, с альтернативной историей, хотя Людовик в кабаке - это мощно, ладно хоть Тристана догадался с собой взять. Перевод сражает наповал. Все эти леди, сэры и джентльмены. Но больше всего доставили Оливер и КрИстан.

А вот и сам КрИстан:





На первом скрине он ещё ничё так, но это просто ракурс удачный. Внешне ни разу не настоящий Тристан, да и голос такой шипящий, не мужественный. Не везёт Великому прево с киновоплощениями.

@темы: Тристан Отшельник

09:15 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Жаловалась я на косяки в переводе СПБ от Локса, а вот перл от Коган, или аЦЦкая улыбка Тристана Отшельника:

– Эге! – воскликнул он со смехом, обнажившим до корней его зубы, что придало его лицу сходство с волчьей мордой.

Можете себе представить такую улыбочку? Вот, а кто-то явно не в курсе, как устроены зубы и где у них корни. У Локса всё вполне прилично:

– Ага! – воскликнул он, захохотав и оскалив зубы, что придало его лицу сходство с волчьей мордой.

Для сравнения оригинал:

- Hé! hé! s'écria-t-il avec un rire qui déchaussait toutes ses dents et faisait ressembler sa figure au museau d'un loup, deux souris dans la souricière!

Как бы речь о том, что Тристан осклабился, обнажив зубы до дёсен. Но уж не до корней же. Где Гюго не косячнёт, там переводчики постараются.
Улыбка, конечно, в любом случае должна была получиться жуткая, учитывая ситуацию.

@темы: ляпы, Тристан Отшельник, Нотр

11:26 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Жан Фавье, "Столетняя война". Внезапно обнаружилось упоминание о Тристане Отшельнике.

Когда армия то есть, то ее нет, — это расточительство сил еще и с тактической точки зрения. Какие-то крепости то брали, то теряли через несколько месяцев. Война затягивалась до бесконечности как на уровне королевства, так и на уровне деревни, потому что ни один результат не был окончательным. Становилось очевидным: победит тот из противников, кто первым сумеет консолидировать свои позиции двенадцать месяцев из двенадцати.
Финансы Карла VII дали ему такую возможность — он опередил противника. Но ордонанс, обнародованный в феврале или марте 1445 г., на первый взгляд не вводил коренных реформ. Он просто объявлял о постоянном содержании на жалованье (retenue) определенного количества рот (или компаний, compagnies), которые образуют армию, «предписанную» (ordonnee) королем. Пятнадцать рот, тысяча пятьсот «копий» (lances), а вскоре восемнадцать рот и тысяча восемьсот «копий» — вот личный состав «большого ордонанса» (или grande retenue), благодаря которому в 1450-е годы будет отвоевано королевство Валуа.
Сохранить пятнадцать рот значило выбрать из капитанов, более или менее постоянно служивших королю до перемирия, пятнадцать счастливчиков, притом что недовольных будет гораздо больше. Для простых воинов служба королю становилась привилегией, что оправдывало повышенные требования к ее качеству.
Кто стал избранниками? Естественно, оба маршала — Андре де Лозак и Филипп де Кюлан, как и старые приверженцы короля, бывшие соратники Жанны д'Арк и вожди последних походов — Потон де Сентрай, Оливье де Коэтиви, Шарль де Кюлан. Некоторых из этих «ордонансных» капитанов ждала блестящая карьера: человек дофина Людовика Жоашен Руо в конечном счете станет маршалом. О других заговорят позже — например, о прево Тристане Отшельнике.


А ведь не зря Тристан, осаждая келью вретишницы, поминает осаду Понтуаза? Сдаётся мне, он в ней участвовал.

@темы: Тристан Отшельник

10:03 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Ещё одна порция ништяков из HOND-1939.

Гримасы толпы:
читать дальше

Целая корзина обезьянок:
читать дальше

Напугать Жеана Фролло сложно. Но можно.
читать дальше

Я просто немного подкрутила яркость/контрастность.
читать дальше

Ослик. И Жеан Фролло, вид сзади.
читать дальше

Справа нарисованная массовка:
читать дальше

У Квазимодо на колокольне живут филины.
читать дальше

Интересно, что за свиток у Фролло в руках?
читать дальше

На скрине не заметно, надо смотреть в фильме, но в общем Фролло тусит среди нищих, окруживших собор.
читать дальше

@темы: Нотр

20:25 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
А сегодня символичный день. На самом деле всё началось немного раньше, когда я наткнулась на схему козочки Джали из диснеевского "Горбуна" и решила сделать магнит. Попутно меня дёрнуло посмотреть мультфильм, а потом я решила, что нужно таки прочесть книгу. Итак, 6го января я открыла роман "Собор Парижской Богоматери", пока ещё в электронном виде, продралась сквозь описание Дворца правосудия, побесилась с Жеана Фролло, потом сгоняла в книжный, приобрела книгу и... И таким образом приобрела любимый фэндом, любимого персонажа и вдохновение для кучи фанфиков. Вот тут следует особо отметить знакомство с HOND-1939 и с сэром Седриком Хардвиком. На этот фильм я запоглядывала сразу после Диснея, ещё не зная, что персонаж Жеан Фролло (не путать с канонным Жеаном) будет значить для меня. Посмотрела скриншоты, прониклась, скачала. Фильм зашёл мне не сразу, но уж зашёл так зашёл, со всеми его странностями и оторванностью от первоисточника, а Жеан сделался героем ряда фанфиков. Чтение романа у меня так параллельно и шло с просмотром экранизаций. Итак, это день моего становления в качестве нотромана и день, когда у них там, в романе, всё завязалось.
Поднимем же чашу, други мои, за Нотр, за судью Жеана! :beer:


@темы: Нотр, Фролло

20:56 

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Небольшой ништячок из HOND-1939. Кадры, не вошедшие в картину, но сохранившиеся в трейлере. Если Эсмеральда в танце ТАК задирала юбку, ничего удивительного, что у Жеана снесло крышу.


16:28 

Итоги года

Передайте от меня привет Бродвею, когда попадёте на него.
Я, наверно, только по творческому пройдусь. Личного и семейного предпочитаю не касаться. Тем паче там всё ровно, как всегда. И ещё скажу, что наконец продали квартиру и приобрели новую, более просторную, в том доме, на который давно засматривались.

Рисование. Не рисовала, можно сказать, совсем, если не считать чибиков в подарок и набросков, валяющихся на листочках, ну и пары СПБ-шных карикатур.

Вышивка. Тут всё тоже не очень радужно. Из законченного - три магнитика, колли по схеме из инета, маленькая чиби-Эсмеральда и "Борзые" от "Панны".

Книги. В основном перечитывала ранее прочитанное, нередко уносилась в детскую литературу ("Лэсси", "Королевство Кривых зеркал", "Морской ястреб", "Старик Хоттабыч") и шарилась по книгам и статьям на историческую тематику, но здесь прочитанное от и до выделить не могу. Прочитала "Точку" Григория Ряжского и, конечно же, открыла для себя "Собор Парижской Богоматери" Виктора Гюго, что и предопределило тему моего творчества на весь последующий год. И фанфики, десятки их.

Кино. Прежде всего, практически все имеющиеся экранизации "Собора..." ( то бишь фильмы 1923, 1939, 1956, 1977, 1982 и 1997 г., а также мультфильмы) и прочие его адаптации в виде мюзиклов, поставленных в разных странах, из которых особо выделю оригинал 1999 г. и ЛиВ. Из прочего: "Точка" (пересмотр), "Барин" (пересмотр), "Королевство Кривых зеркал", итало-югославская версия "Мастера и Маргариты", "Призраки Гойи", "Инквизитор", "Леди Годива из Ковентри", "Приключения Квентина Дорварда, стрелка королевской гвардии", "Людовик XI, угроза королю". Кажется, ничего не забыла.

Фанфикшен. А здесь, внезапно, всё плодотворно. Восемнадцать работ только в этом году, плюс прода к старым впроцессникам. "Собор..." и ККЗ неслабо меня шарахнули. Из этого два законченных макси, оба по СПБ, семь драбблов, семь миди и два начатых впроцессника.

Перевод. Перевела комикс "Собор Парижской Богоматери", а также с со-переводчиками осилили три тома манги "Белый боец Ямато".

Отдельно пущу поделки в виде вышитой закладки для книги, костюмчик для пупса, превращение китайской куколки в Эсмеральду, пасхальное яйцо из папье-маше, самодельную книжку-малышку и ёлочную игрушку-часы из солёного теста.

В общем, оглядываясь назад, могу сказать, что в творческом плане год прошёл более-менее насыщенно. Новые работы, новые фандомы, новый круг общения и новая информация. И, конечно же, два новых любимых персонажа в копилку: Нушрок и Клод Фролло.

Всех с наступающим!
Ваша A-Neo.

Записная книжка

главная